Темные годы

После Войны Гнева и падения Тангородрима почти весь Бэлэрианд погрузился в море. От него осталась лишь часть Таргэлиона и Оссирианда у западного подножья Эрэд Луин (Синих Гор), которая называлась Линдон. Горный хребет Эрэд Луин разломился на две части, и в образовавшуюся расщелину хлынуло море. Так образовался Залив Лун, в который теперь впадала, изменив русло, река Лун. Залив разделил Линдон на северный – Форлиндон, и южный – Харлиндон. На берегах залива Лун эльфы построили гавани Митлонд, Харлонд и Форлонд, из которых самой крупной был Митлонд.

В Линдоне поселились те из Высоких Эльфов, кто не пожелал оставить Бэлэрианд, где они так долго сражались и трудились. Королем все эльфы Запада признавали Гиль-галада, сына Фингона, последнего потомка королей нолдор-изгнанников, что поселился к северу от залива Лун, в Форлиндоне. С ним остался Эльронд Полуэльф, сын Эарэндиля Морехода. В Харлиндоне поселился Кэлэборн, родич Тингола, со своей супругой Галадриэль: жили здесь преимущественно синдар. В Митлонде правил Кирдан Корабел. Оттуда всю Вторую Эпоху эльфы уплывали на запад, покидая Средиземье. Из других прославленных эльфов в Линдоне жил Кэлэбримбор, внук Фэанора.

Линдон был тихой зеленой страной, куда не осмеливались заходить люди. Однако гномы там появлялись. Во время затопления Бэлэрианда погибли гномьи города Бэлэгост и Ногрод и жившие там гномы из родов Огнебородов и Широкозадых около 40 года Второй Эпохи перебрались в Кхазад-дум (который эльфы называли Хадодронд). Кхазад-дум основали и заселили гномы из рода Долгобородых еще в Первую эпоху, сделав эти подземелья своим основным “царством” и крепостью: их власть простиралась от долин Андуина до Железных Холмов на востоке (там они добывали руду). В Кхазад-дум гномы Эрэд Линдон принесли навыки и умения древнего Бэлэрианда, и потому богатство и могущество Кхазад-дума весьма возросло. Однако и на восточной стороне южной части Эрэд Луин, а также в северной части гор у гномов остались копи, которыми они продолжали пользоваться.

Возможно, отчасти по этой причине многие эльфы-синдар, прежде жившие в Дориате и Оссирианде и имевшие причины не любить гномов и нолдор, в первое тысячелетие Второй Эпохи ушли на восток, где иные из них основали королевства в далеких лесах и горах. Подданными их стали по большей части Лесные Эльфы.
Таково было королевство Зеленолесья (Эрин Галэн), где правил Орофэр (сыном его был Трандуиль), что старался держаться подальше как от гномов Кхазад-дума, так и от нолдор.

Другое королевство нандор и синдар возникло в среднем течении Андуина: оно лежало на обоих берегах реки и называлось Лоринанд. Там правил Малгалад, сыном которого был Амрот. В Лоринанде к нолдор относились терпимее, но это не мешало эльфам Зеленолесья и эльфам Лоринанда поддерживать общение всю Вторую Эпоху.
На берегах бухты Бэльфалас, в устье реки Мортонд, также существовало эльфийское поселение Эдэльлонд, основанное мореплавателями-синдар из гаваней Бэлэрианда. Позднее к ним присоединились многие из Лесных Эльфов, спускавшихся по Андуину в поисках моря

Что до людей, то эдайн Бэлэрианда во главе с братом Эльронда, Эльросом, в первый век Второй Эпохи уплыли из Линдона на остров Нумэнор.

Для людей Средиземья наступили Темные Годы, о которых мало что ведомо. Ближайшие родичи эдайн выжили и сохранили свою независимость практически лишь на севере Средиземья – в Эриадоре или за Мглистыми Горами, которые они так и не пересекли. Жили они по большей части “простой, патриархальной жизнью в гомеровском духе”.
На Севере, вблизи эльфийских королевств, слуги Саурона опасались появляться слишком часто, и люди там жили в относительном покое и мало что ведали о Враге. Эриадорские эдайн были по большей части родичами Народа Бэора, хотя иные приходились родней Народу Хадора. Обитали они вокруг озера Эвендим (Нэнуиал), на Северных Холмах (Эмин Форн) и Эмин Сул и во всех окрестных землях вплоть до реки Барандуин, а нередко забредали и к западу от нее, хотя там уже не селились. С эльфами они оставались добрыми соседями, однако относились к ним с почтительным благоговением, и тесная дружба между ними и эльфами возникала очень редко. Кроме того, люди Эриадора боялись Моря и не желали его видеть. Без сомнения, до них докатились слухи об ужасах, связанных с морем, и о разрушении Земли за Горами (Бэлэрианда).

Эдайн, жившие за Мглистыми Горами (в Зеленолесье Великом, у Моря Рун и Железных Холмов), приходились по крови и языку родичами народу Дома Хадора и звались Людьми Севера. Форэдайн были храбрые, верные и честные люди, всем сердцем ненавидевшие Моргота и его слуг. В начале эпохи, когда в эти места хлынули орки, спасшиеся из Бэлэрианда, Северяне заключили союз с Длиннобородыми гномами Кхазад-дума. Этот союз мог выдвинуть огромную армию, быструю в нападении и упорную и хорошо защищенную в обороне, и так возрастало в тех местах между гномами и людьми уважение и почитание и возникала порой теплая дружба: люди поставляли гномам продовольствие, а гномы в обмен строили дороги и копи, а также расплачивались собственными изделиями.

Что до Эриадора, то там жили еще два народа, связанные с эдайн Бэлэрианда либо узами родства, либо дружбы. В густых лесах Минхириата и Энэдвайта обитал многочисленный и воинственный народ: то были лесные жители, селившиеся разрозненными общинами и племенами, у которых не было единого вождя. За реку Барандуин они не заходили, потому что боялись эльфов. А по обе стороны Белых Гор и между реками Ангрэн и Лэфнуи селились друэдайн – скрытный и странный народ, не любящий чужаков.
За пределами Эриадора и Рованиона известен лишь еще один народ, родственный эдайн, – люди, жившие в Бэльфаласе. Они были в родстве с народом Бэора.

Люди же Юга и Востока бродили как дикари, не умея пахать землю, пока не явились к ним из Бэлэрианда сторонники Моргота, их родичи. И дикари, устрашившись, приняли их как своих королей и вождей. А с 500 года Саурон начинает возмущать Средиземье и подчинять себе дикие племена Востока, издавна развращенные Морготом.
Пришедшие с востока “высокие люди со злыми сердцами” вытесняют друэдайн из Эрэд Нимрайс (Белых Гор). Эти горцы поклонялись Саурону и строили в Белых Горах пещерные храмы.

На востоке, у моря Рун и за ним, а также в землях за Мордором обитали многочисленные племена кочевников, предки тех, кто в Третью Эпоху нахлынул войной на Рохан и Гондор и которых называли Колесничими.

На Юге обитало множество свирепых и жестоких племен. Их культура постепенно поднималась на протяжении всей Второй Эпохи, и из полудиких кочевников они превратились в жителей каменных городов.
* * *
После того, как гномы Кхазад-дума нашли залежи митриля, в 750 году нолдор из Линдона основывают у Западных врат Кхазад-дума свое королевство, Эрэгион. Владыкой Эрэгиона и величайшим из тамошних мастеров был Кэлэбримбор. Эльфов Эрэгиона и гномов Кхазад-дума связывала небывало крепкая дружба.

За полтора века до того, в 600 году первый корабль из Нумэнора поднялся по Заливу Лун, и моряков радушно принял Гиль-галад. Так было положено начало дружбе и союзу нумэнорцев с эльдар Линдона. Нумэнорцы встретились с людьми Эриадора: и те и другие увидели друг в друге друзей и родичей. Этому немало способствовало то, что язык эдайн Эриадора не сильно отличался от языка нумэнорцев – адунайка.

Поначалу нумэнорцы появлялись на берегах Средиземья как благодетели и наставники. Подобно мудрым старшим родичам, принесли они людям зерно и вино, искусство земледелия, умение работать с деревом, камнем и железом. Спускаясь с кораблей, не брали нумэнорцы никакого оружия. И жители Средиземья складывали легенды о добрых Богах Запада.

В 8 веке В.Э. нумэнорцы основывают в устье реки Гватло небольшую гавань Виньялондэ, чтобы рубить лес, которого в Нумэноре было недостаточно, для постройки кораблей. Эта гавань не была постоянным поселением, нумэнорцы приплывали туда время от времени.

Однако через некоторое время жители побережий стали встречать нумэнорцев оружием, изготовленным из того самого железа, что их учили ковать Люди Моря: совершая плаванья в 9 веке, нумэнорцы обнаружили, что Виньялондэ разграбили враждебные племена, что прибрежные жители испытывают все больший страх перед нумэнорцами или сделались открыто враждебны. И нумэнорцы уже с осторожностью сходили на берег, однако не знали они, почему младшие народы так к ним относятся.

Однако к концу века стало ясно, что в Средиземье действует приспешник Моргота: пробуждались злые твари, немало людей были готовы следовать велениям тени, а южные долины Хитаэглира (Мглистых Гор) заняли “темные люди с гор” (видимо, племена, родственные горцам Эрэд Нимрайс), доходя до самых границ Эрэгиона.

Около 1000 года Саурон, встревоженный растущей мощью нумэнорцев, которые строили множество кораблей и плавали до самого Харада, обосновался в Мордоре и начал стоить Барад-дур.

Враждебность жителей Минхириата к нумэнорцам была связана еще с тем, что нумэнорцы сильно вырубили лес. Из-за этого туземцы стали при любой возможности устраивать нумэнорцам засады, и нумэнорцы начали относиться к ним как к врагам и принялись безжалостно вырубать леса, забыв о бережливости и не заботясь о восстановлении. Они вырубали леса в основном по берегам Гватло и сплавляли древесину к гавани Виньялондэ; но позднее проложили в лесах дороги к северу и к югу от Гватло.

Оставшиеся в живых местные жители бежали из Минхириата в дремучие леса на мысу Эрин Ворн, расположенном к югу от устья Барандуина; перейти Барандуин они не решились, потому что боялись эльфов. Жители же Энэдвайта не осмелились перейти Ангрэн и поселиться на большом полуострове между реками Ангрэн и Лэфнуи, образующем северный берег бухты Бэльфаласа из-за страха перед друэдайн. Люди из долин Хитаэглира приняли беглецов к себе и со временем смешались с ними. Нумэнорцы называли их “гватуирим” - Народ Тени.

По крови и языку многие из них и особенно те, кто жил в Минхириате, были родичами эдайн Первой Эпохи, принадлежавших к Дому Халэт. Возможно, отчасти по этой причине нумэнорцы не признали в Лесном народе Минхириата своих сородичей и приняли их за Людей Тени: ибо язык народа Халэт не был родственен языкам народов Хадора и Бэора, от которых произошел нумэнорский адунайк.

Таким образом, ко времени появления первых постоянных гаваней Нумэнора в Средиземье (1200 г.) люди, враждебные эльфам и дунэдайн, уже занимали не только долины Эрэд Нимрайс, но и южные долины Хитаэглира, — и потому все земли по обе сторона Врат Калэнардона оказались в руках народов, враждебных эльфам и нумэнорцам.

Предчувствуя недоброе, Гиль-галад заключает союз с нумэнорцами, которые стали часто приплывать в Линдон и собирать там войска и припасы.

Комментарии

Войдите на сайт что бы иметь возможность комментировать и видеть комментарии других участников.

Регистрация и авторизация на нашем сайте доступна только через социальные сети (а нужно ли что-то еще?). При регистрации сайт берет аватарку из социальной сети.